?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Previous Previous Next Next
Жизнь без нее…памяти Татьяны Яковлевны Елизаренковой - lvika
lvika
lvika
Жизнь без нее…памяти Татьяны Яковлевны Елизаренковой
Отсутствие человека, как и его присутствие, бывает весомым и значимым… Прошло сорок дней со дня смерти Татьяны Яковлевны Елизаренковой и нашей жизни без нее. Когда cуществование другого человека в каких-то точках пересекается с твоим, то после его ухода, именно в этих точках возникает зияющая пустота, натыкаясь на которую, будто получаешь укол в сердце… Когда нам, первокурсникам философского факультета МГУ, предложили на выбор три «экзотических языка» - испанский, арабский и санскрит (это был второй опыт подобного рода на этом факультете – на предыдущем курсе изучали китайский), я без всяких колебаний записалась на санскрит. В дедушкиной библиотеке хранилась дореволюционная антология философских текстов. Еще в 10-ом классе я прочитала из нее несколько первых страниц, содержащих отрывки из упанишад, и они потрясли мое воображение. Помню, как меня смутило, что преподаватель санскрита - женщина. По моему школьному опыту серьезный предмет должен был бы преподавать мужчина. Идя на первый урок, я боялась увидеть даму или тетеньку, которая невольно "снизит" то возвышенное чувство, которое я уже заочно питала к языку древнеиндийской мудрости. Но Татьяна Яковлевна не вписывалась ни в какой известный мне до тех пор женский тип, она была Личностью вне категорий и типологий. Каждое произносимое ею слово было весомо и значительно, она была предельно сосредоточена, серьезна и строга, без всяких преподавательских штучек, без малейшего заигрывания. А главное - от нее повеяло настоящим, трудным и всепоглощающим делом, которому можно было посвятить жизнь, получив надежную защиту от невзгод, метаний и сомнений, – делом, в котором профессия соединялась с чем-то неизмеримо более важным – смыслом существования. Признаюсь, мне было трудно вообразить ее за домашними делами, материнскими заботами, с мужем и детьми. Рядом с ней можно было представить только единомышленника, человека, который понимал и разделял ее ценности. И имеенно таким был ее муж - Владимир Николаевич Топоров! Обучение санскриту длилось всего полтора семестра, ей пришлось нас бросить - запретило КГБ. Она не хотела нарушать запрета, но не из страха перед Органами (она не знала страха), а из-за боязни повредить нам. Мы почувствовали себя брошенными в самом начале пути … Это испытание уже не могло нас остановить – такое не бросают. И мы были вознаграждены – Татьяна Яковлевна порекомендовала нас Октябрине Федоровне Волковой, с которой мы начали читать философские тексты. Цельная натура и человек принципов, она не была их рабом, и ради успеха общего дела шла и на компромиссы. Ученый-гуманитарий, преданный науке, она уважительно относилась и к тому, что не укладывалось в научную парадигму. Когда я как-то скептически высказалась об астрологии, она вдруг заметила, что не разделяет моего скепсиса, и рассказала о встрече с индийским астрологом, который потряс ее тем, что рассказал всю ее жизнь, упоминая детали, которые никто кроме нее знать не мог. Она принимала Индию как целое, в комплексе – в единстве всех ее разнообразных сторон как привлекательных, так и отталкивающих. Принимала всей душой и всем сердцем. Индия была страной ее учителя – Юрия Николаевича Рериха, ученого и вместе с тем практикующего буддиста. Однажды она призналась, что, летя Москву после первого пребывания в Индии, страстно желала того, чтобы самолет разбился! В прошлом году, она последний раз побывала в Индии, и снова почувствовала себя счастливой… То, что она сделала как индолог – полный перевод «Ригведы» - это научный подвиг. Заниматься всю жизнь таким сложным и обширным памятником, да еще так интенсивно, фактически отказавшись даже от преподавания – это настоящая аскеза. Уже зная о своей смертельной болезни, она решила переводить "Атхарваведу", и эта работа помогала ей не поддаваться болезни, бороться со смертью. Первая книга вышла в свет, верстка второй появилась буквально в день ее смерти, третью же книгу она перевела почти до конца, осталась только 19 глава - "о мертвых"… Она умерла, как и ее великий муж, в 77 лет. 19 сентября ей должно было исполниться 78 лет. В этот день в РГГУ была торжественно открыта библиотека, составленная из книг Владимира Николаевича. 25 тысяч томов! Скоро рядом с ними появятся и книги Татьяны Яковлевны. Книги этих двух библиотек, как и их хозяева, уже наверняка встретившиеся в раю, всегда будут вместе! Татьяна Яковлевна и Владимир Николаевич
5 comments or Leave a comment
Comments
sergey_108 From: sergey_108 Date: October 18th, 2007 11:23 pm (UTC) (Link)
Замечательные слова о замечательных людях!


य इदं परमं गुह्यं मद्भक्तेष्विभधास्यित |

भक्ितं मिय परां कृत्वा मामेवैष्यत्यसंशयः ||१८- ६८||

न च तस्मान्मनुष्येषु कश्िचन्मे प्िरयकृत्तमः |

भिवता न च मे तस्मादन्यः प्िरयतरो भुवि ||१८- ६९||



a_severjan From: a_severjan Date: September 14th, 2008 01:45 pm (UTC) (Link)
Я не был знаком с Татьяной Николаевной лично, но я знаком с её переводом "Ригведы".
Очень символичный семейный союз. Просто сильный, умный человек. Таких, как она - немного. А стало ещё меньше.
Земля пухом.
From: (Anonymous) Date: November 9th, 2008 10:34 am (UTC) (Link)
День добрый, извините что обращаюсь к Вам с просьбой. Искал Ригведу и нашел переводчика - Татьяну Яковлевну Елизаренкову. Вы - ее ученица, помогите найти работу Татьяны Яковлевны. Напишите пару слов если Вам не трудно st0007@ya.ru Светлая память безвременно ушедшему автору!
hippusha From: hippusha Date: November 3rd, 2009 06:16 pm (UTC) (Link)
Ну насчет "безвременно ушедшему" осмелюсь возразить, мало у кого есть возможность 50 лет своей жизни посветить любимому делу...

Жалко только, что и 50 лет так мало. Светлая ей память.
From: (Anonymous) Date: July 13th, 2010 08:46 pm (UTC) (Link)

Т. В. Елизаренкова и В. Н. Топоров

Случайно прочел эти воспоминания. Я знал лично Т.Я. и В.Н., храню их книги с дарственными надписями. Это были великие люди и великие ученые, каких в России уже никогда не будет. М.Е.
5 comments or Leave a comment